Виктор Иванович Кашин (1918-2001 гг.).

Коренной северянин. Родился в д. Вонгуда Онежского уезда в семье крестьянина в 1918 г. А запомнился он нам длинным, худым, несколько нескладным пожилым учёным, вроде бы отстраненным от текущей суеты. Он не отличался многословием и казался замкнутым, но не чурался любой компании и представлял в ней глубокий кладезь знаний. Этакий архангельский Поганель. В мирное время, имея в кармане диплом лесохозяйственного факультета АЛТИ, полученный в 1947 г., Кашин много поскитался по стране. Работал и таксатором в лесоустроительных экспедициях, и на инженерских должностях в лесном хозяйстве, и преподавателем, и топографом, и технологом на производстве. Последний продолжительный отрезок трудовой деятельности с 1960 г. в течение трех десятков лет он работал в Институте леса и лесохимии научным сотрудником.

Здесь Виктор Иванович состоялся, как разносторонний ученый. Он хоть и не получил высоких и почетных научных званий (наверно, он к ним и не стремился), но авторитет в научном мире имел серьезный. Кашин занимался вопросами естественного возобновления сплошных вырубок, особенностями таежной типологии, семеношением древесных пород, лиственничными лесами. Результаты исследований Кашина за период с 1957 по 1999 гг. были опубликованы в 70 научных работах. Из них выделяется серьезная монография в соавторстве с А.С. Козобродовым о лиственничных лесах Севера. Но больше всего, пожалуй, его увлекала флористика, наука о представленности видов растений в разных условиях местопроизрастания. Это особый раздел ботаники, как бы о травянистом разнообразии. Ведь на каждой поляне десятки видов растений. И все их флорист знает «в лицо» – и по научному или народному названию на русском языке, и по латыни. Причем на одной поляне преобладают одни травки, другие редки, а третьи, вообще, уникумы. А в другом месте те уникумы с первой поляны составляют сплошной ковер, а редкими являются другие растения. Такие особенности распространения растений тоже сфера компетенции флористов.

Откуда у Виктора Ивановича взялось это, вроде бы не мужское, увлечение? Может, в детстве какая-то бабуля посвящала его в таинства деревенского траволечения? Может, в институте привили любовь к ботанике талантливые педагоги? А может быть на полях сражений, лежа под огнем врага, повторял по латыни заученные в институте названия травок, попавших под нос, в наивной надежде, что они укроют его от пуль? Как бы то ни было, но Кашин хорошо знал флору лесов и лугов Севера. Он почитал известного ученого-флориста доктора биологических наук И.А. Перфильева и всегда был одним из организаторов традиционных Перфильевских чтений в Архангельске. Совместно с доктором медицинских наук Алеутским написал большую книгу о лекарственных растениях, сотрудничал с ведущим на Севере ученым-ботаником Оксаной Николаевной Мироненко.

Помимо научной работы, Кашин постоянно занимался общественной деятельностью. Он был членом ученого Совета Архангельского центра Русского географического общества. Был внештатным кореспондентом газеты «Правда Севера», в которой опубликовал более 300 статей, заметок, очерков. Еще Виктор Иванович занимался историей корабельных лесов Севера. У него был собран обширный архив материалов, выкопировок из старинных карт и планов, в том числе из фондов Военно-Морского музея в Санкт-Перербурге, опубликовано несколько интересных статей в сборниках Географического общества по истории деревянного кораблестроения. Мечтал найти хоть какие остатки корабельных рощ. Собирал материал о своем знаменитом земляке онежанине капитане Кучине, который плавал с Амундсеном покорять Антарктиду. В институте леса совместно со своим коллегой Львом Александровичем Варфоломеевым организовал и вел Малую лесную академию для варавинских школьников. Давали они им начальные знания по лесоводству и прививали любовь к родной природе.

А Великую Отечественную Виктор Иванович прошел от первых до последних дней. Когда немцы напали на наши западные рубежи, он был на последнем курсе института и проходил практику на лесоустроительных работах в Башкирском государственном заповеднике. Прямо с практики в июле 1941 г. пошел добровольцем в ряды РККА. Как студента, почти инженера, направили в пехотное училище, но уже в октябре включили рядовым в батальон курсантов и бросили под Москву. Там он участвовал в тяжелых боях рядовым пулеметной роты 28 отдельной стрелковой бригады.

Пятого декабря был тяжело ранен.

После выздоровления за полгода прошел ускоренный курс Смоленского артиллерийского училища. И с 1 января 1943 г. снова на фронте в действующей армии. Как командир взвода управления огнем артиллерийской батареи, воевал на Ленинградском фронте и прошел боевой путь по Прибалтике, Восточной Пруссии до Германии. Получил еще два ранения. А потом привелось Кашину повоевать и с японцами в Маньчжурии. За боевые заслуги Виктор Иванович награжден орденами «Красная звезда» и «Отечественной войны II степени» и пятью медалями. В институт закончить образование Виктор Иванович вернулся только в 1946 г. Вот такой «академический» отпуск длиной в шесть лет получился у него. Надо думать, это был тяжкий след проклятой войны и на сердце, и на теле. Платить ему за этот след мы обязаны вечной памятью.